EN        

 
 
Ассоциация Юристов За Трудовые Права
 
 
Трудовые Права
 
 

  

Соблюдение принципа социальной справедливости при увольнении лиц с семейными обязанностями

Саурин Сергей Александрович [1]

 

Защита лиц с семейными обязанностями от увольнения и социальная справедливость.

 

Конец 2011 года ознаменовался появлением двух взаимосвязанных постановлений Конституционного Суда РФ, расширивших сферу применения гарантии, предоставляемой в соответствии с ч.4 ст.261 ТК РФ лицам с семейными обязанностями при их увольнении. Хотелось бы отдельно остановиться на постановлении №28-П[2], которым предусматривается распространение этой гарантии на мужчин-отцов, являющихся единственным кормильцем в многодетной семье, воспитывающей малолетних детей, в том числе ребенка в возрасте до трех лет, где мать в трудовых отношениях не состоит и занимается уходом за детьми.
 
Среди специалистов указанное постановление получило неоднозначную оценку; в ходе его бурного обсуждения сформировались два основных вопроса:
 
1.     Стоит ли расширять сферу применения гарантии, установленной ч.4 ст.261 ТК РФ?
 
2.     Каковы основания предоставления такой гарантии и, соответственно, расширения сферы её действия?
 
Для того чтобы предложить ответы на эти вопросы, необходимо обратиться непосредственно к содержанию правовой нормы. В ч.4 ст.261 ТК РФ установлен запрет увольнения по инициативе работодателя отдельных категорий граждан, имеющих детей, по ряду оснований (сокращение численности или штата работников, несоответствие работника занимаемой должности вследствие недостаточной квалификации и др.), действующий до достижения детьми определенного возраста. Из текста нормы следует, что полные (есть оба родителя) и неполные (есть только один родитель) семьи защищены по-разному: в неполных семьях защита предоставляется как матери, так и отцу (до достижения ребенком возраста 14 лет или ребенком-инвалидом – возраста 18 лет), а в полных семьях от увольнения по инициативе работодателя защищена только мать (до достижения ребенком возраста 3 лет). Мужчина-отец в полной семье ч.4 ст.261 ТК РФ вовсе не защищается. Представляется, что подобная дифференциация необоснованна и приводит к ряду негативных последствий.
 
С одной стороны, отсутствие защиты от увольнения, предусмотренной на уровне закона, затрудняет реализацию мужчинами ряда прав, возникающих у них в связи с рождением ребенка. В частности, речь идет о таких правах, как право на работу в условиях неполного рабочего времени, право на отпуск по уходу за ребенком, право на получение по месту работы ежемесячного пособия по уходу за ребенком. Нередко в случаях, когда мужчина пытается воспользоваться перечисленными правами, работодатель начинает изыскивать способы уволить такого работника, и чем больше оснований для его увольнения допускает закон, тем меньше у работника возможностей реализовать свои права.
 
С другой стороны, предоставление женщинам повышенной защиты от увольнения приводит к тому, что работодатели, нанимая работников определенной возрастной категории, как правило, отдают предпочтение мужчинам. Ведь если мужчина попытается воспользоваться перечисленными выше правами, возникающими у него с рождением ребенка (а для работодателя реализация работником этих прав неизбежно влечет издержки), «избавиться» от него будет легче, чем в аналогичном случае - от женщины.
 
Таким образом, закрепление в ч.4 ст.261 ТК РФ дифференциации правового статуса женщин и мужчин, имеющих детей в полной семье, закладывает основу для гендерной дискриминации в трудовых отношениях. Говорить о социальной справедливости в таких условиях вряд ли возможно. Логика подсказывает, что для преодоления указанных негативных последствий нужно либо вовсе снять такую гарантию, как защита от увольнения, для родителей в полных семьях, либо предоставить им эту гарантию на основе гендерного равенства.
 
В случае отказа от предоставления гарантии дискриминация между мужчинами и женщинами, имеющими детей, вроде бы, исчезнет. Однако остро встанет вопрос ущемления прав работников с семейными обязанностями по сравнению с другими работниками. Практика показывает, что работодателям не нужен работник, который в любой момент может уйти в отпуск по уходу за ребенком, перейти на неполное рабочее время или «взять больничный» из-за болезни ребенка. С такими работниками стараются побыстрее расстаться. А между тем, Российская Федерация ратифицировала ст.27 Европейской Социальной Хартии, в соответствии с которой государство обязуется поддерживать право работников с семейными обязанностями на равное обращение и, в частности, на получение и сохранение работы. Допускать ущемление прав этих работников государство не вправе.
 
Таким образом, чтобы исключить возможные на сегодня злоупотребления, необходимо руководствоваться идеей равноправия мужчин и женщин. Думается, что ответом на вопрос «Стоит ли расширять сферу применения гарантии, установленной ч.4 ст.261 ТК РФ?» должно быть уверенное «Да».
 
К такому же выводу пришел и Конституционный Суд РФ в постановлении №28-П. Сославшись на принятое ранее постановление №25-П [3], Конституционный Суд РФ указал, что рассматриваемая гарантия, предотвращая утрату работы и заработка, а, соответственно, и снижение общего уровня материального благосостояния, обеспечивает работнику возможность, сочетая семейные обязанности с профессиональной деятельностью, создавать ребенку условия, необходимые для его всестороннего развития, а следовательно, имеет целью защиту прав и интересов ребенка. 
 
Приведенная в тексте постановления мотивировка представляется весьма спорной. Более обоснованной в этом смысле кажется позиция судьи Конституционного Суда РФ Князева С.Д., изложенная в его особом мнении к постановлению №25-П. Так, судья Князев С.Д. указывает, что гарантия, закрепленная в ч.4 ст.261 ТК РФ, не связана с материальным благополучием семьи или ребенка. Мало того, мать ребенка не может быть уволена по указанным основаниям даже в том случае, если она не проживает совместно с ребенком и не осуществляет его воспитания. Иными словами, запрет на увольнение действует и в том случае, когда увольнение работника никоим образом не сказывается на ребенке. Это свидетельствует о том, что законодатель, закрепляя такую гарантию, проявляет заботу не столько о детях, сколько о трудовых правах работников, которые по причине своего особого семейного статуса объективно оказываются в "зоне пристального внимания" работодателей.
 
Следует также отметить, что из закрепленной в Конституции РФ обязанности России защищать права и интересы ребенка не следует, что на работодателей может быть возложена обязанность по содержанию детей работников – все-таки, это задача государства. А вот обязанности, связанные с обеспечением стабильной занятости лиц с семейными обязанностями, на работодателей быть возложены могут – в условиях рыночной экономики это чуть ли не единственная возможность государства обеспечить право этих лиц на сохранение работы. Безусловно, защита прав родителей косвенно означает и защиту прав и интересов детей, однако представляется, что основанием для предоставления гарантии, закрепленной в ч.4 ст.261, является именно необходимость обеспечить право работников с семейными обязанностями на равное обращение и, в частности, на получение и сохранение работы.
 
Некоторые называют решение Конституционного Суда РФ о расширении круга лиц с семейными обязанностями, защищенных от увольнения по инициативе работодателя, популистским. Однако, на мой взгляд, это важный шаг в сторону гендерного равенства, в сторону социальной справедливости. Остается только посетовать, что шаг это небольшой, и нельзя с уверенностью сказать, когда движение в этом направлении продолжится.


[1]Саурин Сергей Александрович, юрист АНО «Центр социально-трудовых прав», аспирант кафедры Трудового права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

[2] Постановление Конституционного Суда РФ от 15.12.2011 N 28-П «По делу о проверке конституционности части четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.Е. Остаева»

 

[3]Постановление Конституционного Суда РФ от 22.11.2011 N 25-П «По делу о проверке конституционности положений части 4 статьи 31, пункта 6 части 1 статьи 33 и статьи 37 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" в связи с жалобой гражданки В.Ю. Боровик»

 

Knopka1.Ru © 2011 Разработка сайтов и программ, БД  |  Главная  |  Карта сайта  |  Поиск по сайту  |  Обратная связь  |  Трудовые права